Проверенные игровые клубы

Сиди и крути. Часть 2

Теперь, когда казино предлагают больше возможностей для игры, чем когда-либо, у нас возникают два вопроса: во-первых, какой будет процент выплат у машин, т.е. сколько игорных домов будут удерживать из каждого поставленного доллара? И во-вторых, с какой частотой машины будут выплачивать вашу долю?

Вместо одноруких бандитов — компьютерные счетоводы

Порою уже не приходится говорить о какой-либо случайности или «везении». Сегодня любой игровой аппарат любого игорного заведения в Америке представляет собой изощренный и мощный цифровой процессор, результаты и выплаты которого на достаточно длинном промежутке времени точно определены задолго до того, как игрок подходит к нему. «Это правда, — пишет Фрэнк Легато, автор книги «Как выиграть миллион в игровых аппаратах!…

Или проиграть, пытаясь сделать это», который, несмотря на название книги, развенчивает все избитые мифы о слот-машинах. Вне зависимости от того, какой тип механического устройства установлен, вне зависимости от того, сколько у него веселых картинок, вне зависимости от того, играет ли он песню из телевизионного шоу, увертюру из «Отверженных» или становится перед вами на одно колено и поет «Мамма миа», все современные слот-машины — это компьютеры.

В стальном и безжалостном сердце любого игрового устройства работает сверхбыстрый высокотехнологичный генератор случайных чисел (ГСЧ). Каждую секунду, даже когда машина не используется, тщательно разработанное программное обеспечение ГСЧ порождает (только представьте!) до 200 миллионов чисел. Когда игрок опускает первую монету и нажимает на клавишу «Вращать» или дергает рычаг, одно из этих чисел «замораживается» и моментально отсылается на вращающиеся барабаны — механические или виртуальные. Расположение вишенок, груш, морковок, бутылочек Tabasco и поющих кроликов — это всего лишь визуальное представление заранее определенного результата, генерированного микросхемой ГСЧ числа.

По закону любой ГСЧ настраивается на определенный процент выплаты игрокам тех денег, которые были опущены в аппарат. В Атлантик-Сити минимальная выплата составляет 83 процента (или, если вы предпочитаете по-иному, по закону максимум 17 процентов могут остаться у казино). В Неваде это 75 процентов.

Однако большинство игорных домов настраивают выплаты на уровень 90-95 процентов из-за крайне жесткой конкурентной борьбы за посетителей. Это может показаться щедрым предложением, однако, подчеркивает Легато, даже настроенный на 100 процентов отдачи игровой автомат за более или менее длительный период времени останется при своих, предлагая игрокам одинаковые шансы как на выигрыш, так и на проигрыш.

«Более или менее длительный период» — это очень длительный период, в действительности, возможно — это бесконечность. Мартин Йенсен, так называемый «Доктор азартных игр», подчеркивает в своей книге «Победить слот-машину», что даже игра на слот-аппаратах с низкими ставками может серьезно ударить по карману. Йенсен подсчитал, что ставя всего 25 центов на игру на аппарате с 90 процентами выплаты, игрок теряет 12 долларов в час.

Если же играть по более распространенной сегодня ставке в 5 долларов, средний убыток составит 240 долларов в час. Так стоит ли удивляться, что даже те, кто подъезжает к казино на своих домах-фургонах и играет по доллару за ставку, встречают в игорных заведениях с тем же уважением и почетом, которое в свое время оказывалось лишь энтузиастам блэк-джека, с легкостью выкладывающих на стол стодолларовые купюры.

Как Я играл в слоты в игорных домах Невады

Производители слот-машин предлагают на выбор два основных варианта, о которых, впрочем, говорится крайне мало. Игорный дом может выбрать аппарат, дающий выплаты нечасто, но по-крупному (иногда такие выплаты называют «Джек-потами, которые меняют жизнь»), или игровой аппарат, постоянно отдающий часть приятых им денег, однако здесь шансы на большой выигрыш незначительны. Другими словами, нынче игрок может играть либо на скучноватой слот-машине с небольшим шансом разбогатеть, либо от души повеселиться в видео слоте без особой перспективы на значительный выигрыш.

Игровой автомат от Megaducks от IGT

В казино Beau Rivage, в гостинице MGM-Mirage на ставшем крайне популярном в последнее время берегу Мексиканского залива в Билоки мне попалась ужасно-популярная машина Megabucks, произведенная в Рено, Невада, одним из гигантов индустрии — International Game Technology. Это именно тот тип игровых автоматов, которым относятся слова «крайне маленький шанс на успех».

Пользующиеся огромной популярностью в США, слот-аппараты Megabucks связаны сетью, обеспечивающей сбор постоянно растущего Мега-Джекпота со всех слот-машин сети. В тот вечер, когда я играл в Beau Rivage, Джек-пот этого слота составлял всего 3,2 миллиона долларов (в лучшие времена он достигал суммы в более, чем 30 миллионов!) — почти как национальная лотерея с клавишей «Вращать».

Я пожертвовал аппарату всего одну банкноту достоинством в 20 долларов. Не желая играть по 3 доллара, необходимых для выигрыша Мега Джекпота, я предпочел играть по 2 пятицентовика на каждой из 12 доступных линий, что в итоге давало мне сравнительно скромную ставку $1,2 за каждую игру. Сидя за этой машиной с ее пятнадцатью клавишами на консоли и пятью жужжащими видео-барабанами на плоском видео-экране, мне казалось, словно я управляю небольшим вертолетом.

При каждом запуске барабанов передо мной мигала странная комбинация символов — вишенки, виноград и груши вперемешку с часами Rolex, камерами и паспортами (очевидно, предполагалось некое фантастическое путешествие в заграничный фруктовый сад?), и каждый поворот барабана сопровождался коротким драматическим музыкальным риффом. Как я и предполагал, все закончилось очень, очень быстро — мои двадцать баксов ушли за четыре с половиной минуты игры.

Достаточно. После неудачной попытки выиграть трехмилионный Джекпот за $20, Я снизил свои претензии до видео слота, на котором играть было бы просто весело, и который бы гарантировал мне более длительное время игры.

Игровой автомат от Mr. Cashman

Я прочесал казино в поисках более щедрого автомата — одной из тех машин с большой вероятностью выигрыша, которая смогла бы снова разжечь огонь в мой душе представителя поколения бэби-бумеров. В итоге я остановился на слоте Mr. Cashman; этот аппарат сделан австралийской компанией Aristocrat Technologies. Это полная противоположность аппарату Megabucks. Mr. Cashman обещает вам небольшой Джекпотик взамен «Мега» и гарантированные частые выплаты.

Впрочем, необходимо признаться в собственном изначальном предубеждении к игровым аппаратам. Что касается азартных игр — тут я полный сноб, гордящийся своей приверженностью блэк-джеку и, в первую очередь, полагающийся на собственные знания и стратегию. Поэтому видео слот Mr. Cashman показался мне самым инфантильным и оскорбляющим интеллект устройством, которое мне когда-либо встречалось.

Пять барабанов этого видео слота содержали изображения примитивно стилизованных зебр, носорогов и львов вперемешку с покрытыми шкурой леопарда большими буквами. Все это напоминало мне цифровую видео азбуку для детсада.

Тем не менее, это была одна из тех новых видео-слот машин, позволяющих вам сыграть 500 кредитов за игру — одним словом, грубо замаскированная 5-долларовая машина, в которой ставки начинаются от 1 цента. Не желая оказаться в полном минусе, я начал играть скромные 60 центов за игру, надеясь за несколько минут вернуть проигранные перед этим двадцать долларов…